pivopotam пивопотам (pivopotam) wrote,
pivopotam пивопотам
pivopotam

Categories:

Я буду голодать до тех пор, покуда ты не вернешься. День. Неделю. Год буду голодать!

  Ровно в шестнадцать часов сорок минут Васисуалий Шеин объявил голодовку.

  Он лежал на клеенчатом диване, отвернувшись от всего мира, лицом к выпуклой диванной спинке. Лежал он в подтяжках и зеленых носках, которые в Астрахане называют также карпетками.

  Поголодав минут двадцать в таком положении, Шеин застонал, перевернулся на другой бок и посмотрел на жену. При этом зеленые карпетки описали в воздухе небольшую дугу. Жена бросала в крашеный дорожный мешок свое добро: фигурные флаконы, резиновый валик для массажа, два платья с хвостами и одно старое без хвоста, фетровый кивер со стеклянным полумесяцем, медные патроны с губной помадой и трикотажные рейтузы.

  -- Варвара! - сказал Шеин в нос. Жена молчала, громко дыша.

  -- Варвара! - повторил он. -- Неужели ты в самом деле уходишь от меня к Птибурдукову, тьфу, к Столярову?

  -- Да, -- ответила жена. -- Я ухожу. Так надо.

  -- Но почему же, почему? -- сказал Шеин с коровьей страстностью.

  Его и без того крупные ноздри горестно раздулись.

Задрожала фараонская бородка.

  -- Потому что я его люблю.

  -- А я как же?

  -- Васисуалий! Я еще вчера поставила тебя в известность. Я тебя больше не люблю.

  -- Ноя1 Я же тебя люблю, Варвара!

  -- Это твое частное дело, Васисуалий. Я ухожу к Столярову. Так надо.

  -- Нет! -- воскликнул Шеин. -- Так не надо! Не может один человек уйти, если другой его любит!

  -- Может, - раздраженно сказала Варвара, глядясь в карманное зеркальце. -- И вообще перестань дурить, Васисуалий.

  -- В таком случае я продолжаю голодовку! - закричал несчастный муж. -- Я буду голодать до тех пор, покуда ты не вернешься. День. Неделю. Год буду голодать!

  Шеин снова перевернулся и уткнул толстый нос в скользкую холодную клеенку.

  -- Так вот и буду лежать в подтяжках, - донеслось с дивана, -- пока не умру. И во всем будешь виновата ты. И Чуров. И Столяров.

  Жена подумала, надела на белое невыпеченное плечо свалившуюся бретельку и вдруг заголосила:

  -- Ты не смеешь так говорить о Столярове! Он выше тебя!

  Этого Шеин не снес. Он дернулся, словно электрический разряд пробил его во всю длину, от подтяжек до зеленых карпеток.

  -- Ты самка, Варвара, -- тягуче заныл он. -- Ты публичная девка!

  -- Васисуалий, ты дурак! -- спокойно ответила жена.

  -- Волчица ты, -- продолжал Шеин в том же тягучем тоне. -- Тебя я презираю. К любовнику уходишь от меня. К Столярову от меня уходишь. К ничтожному Столярову нынче ты, мерзкая, уходишь от меня. Так вот к кому ты от меня уходишь! Ты похоти предаться хочешь с ним. Волчица старая и мерзкая притом!

  Упиваясь своим горем, Шеин даже не замечал, что говорит пятистопным ямбом, хотя никогда стихов не писал и не любил их читать.

  -- Васисуалий! Перестань паясничать, - сказала волчица, застегивая мешок. -- Посмотри, на кого ты похож. Хоть бы умылся. Я ухожу. Прощай, Васисуалий! Твою хлебную карточку я оставляю на столе.

  И Варвара, подхватив мешок, пошла к двери. Увидев, что заклинания не помогли, Шеин живо вскочил с дивана, подбежал к столу и с криком: "Спасите! "--порвал карточку. Варвара испугалась. Ей представился муж, иссохший от голода, с затихшими пульсами и холодными конечностями.

  -- Что ты сделал? - сказала она. - Ты не смеешь голодать!

  -- Буду! -- упрямо заявил Шеин.

  -- Это глупо, Васисуалий. Это бунт индивидуальности.

  -- И этим я горжусь, -- ответил Шеин подозрительным по ямбу тоном. - Ты недооцениваешь значения индивидуальности и вообще интеллигенции.

  -- Но ведь общественность тебя осудит.

  -- Пусть осудит, - решительно сказал Васисуалий и снова повалился на диван.

  Варвара молча швырнула мешок на пол, поспешно стащила с головы соломенный капор и, бормоча: "взбесившийся самец", "тиран", "собственник", торопливо сделала бутерброд с баклажанной икрой.

  -- Ешь! -- сказала она, поднося пищу к пунцовым губам мужа. - Слышишь, Шеин? Ешь сейчас же. Ну!

  -- Оставь меня, -- сказал он, отводя руку жены. Пользуясь тем, что рот голодающего на мгновение открылся, Варвара ловко впихнула бутерброд в отверстие, образовавшееся между фараонской бородкой и подбритыми московскими усиками. Но голодающий сильным ударом языка вытолкнул пищу наружу.

  -- Ешь, негодяй! - в отчаянии крикнула Варвара, тыча бутербродом. -- Интеллигент!

  Но Шеин отводил лицо и отрицательно мычал. Через несколько минут разгоряченная, вымазанная зеленой икрой Варвара отступила. Она села на свой мешок и заплакала ледяными слезами.

  Шеин смахнул с бороды затесавшиеся туда крошки, бросил на жену осторожный, косой взгляд и затих на своем диване. Ему очень не хотелось расставаться с Варварой. Наряду с множеством недостатков y Варвары были два существенных достижения: большая белая грудь и служба. Сам Васисуалий никогда и нигде не служил.

Служба помешала бы ему думать о значении русской интеллигенции, к каковой социальной прослойке он причислял и себя. Таким образом, продолжительные думы Шеина сводились к приятной и близкой теме: "Васисуалий Шеин и его значение", "Шеин и трагедия русского Либерализма", "Шеин и его роль в русской революции". Обо всем этом было легко и покойно думать, разгуливая по комнате" фетровых сапожках, купленных на Варварины деньги, и поглядывая на любимый шкаф, где мерцали церковным золотом корешки брокгаузовского энциклопедического словаря. Подолгу стаивал Васисуалий перед шкафом, переводя взоры с корешка на корешок. По ранжиру вытянулись там дивные образцы переплетного искусства: Большая медицинская энциклопедия, "Жизнь животных", пудовый том "Мужчина и женщина", а также "Земля и люди" Элизе Реклю.

  "Рядом с этой сокровищницей мысли, -- неторопливо думал Васисуалий, - делаешься чище, как-то духовно растешь".

  Придя к такому заключению, он радостно вздыхал, вытаскивал из-под шкафа "Родину" за 1899 года переплете цвета морской волны с пеной и брызгами, рассматривал картинки англо-бурской войны, объявление неизвестной дамы, под названием: "Вот как я увеличила свой бюст на шесть дюймов" -- и прочие интересные штучки.

  С уходом Варвары исчезла бы и материальная база, на которой покоилось благополучие достойнейшего представителя мыслящего человечества...



Tags: гейволюционеры, оппозиция, шеин
Subscribe

promo pivopotam september 14, 2018 08:30 13
Buy for 10 tokens
Есть у меня хороший товарищ. В Звездном городке живет еще с 80-ых. Уже на пенсии, но был причастен к Великому. Кстати, в одном подъезде с очень именитым космонавтом. В начале 90-ых, даже как-то втроем водочку попивали на кухне товарища. (Фамилию на всяк случай писать не буду, мало ли) Общались по…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments