Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

«Это ложь, что в России все ездят на медведях»



Наткнулся на просторах Интернета:

Alexander Chabala
Товарищи, предлагаю развенчать капиталистические мифы о нашей необъятной Родине! Это ложь, что в России все ездят на медведях. Права на него очень и очень сложно получить. Для их получения необходимо сдать устный экзамен по истории КПСС, сыграть «Полет Валькирии» на балалайке и выпить не менее 4 бутылок водки, после чего сплясать «барыню». Только при прохождении этого экзамена вы можете пойти в КГБ и получить права на медведя.
----------

Collapse )

promo pivopotam september 14, 2018 08:30 12
Buy for 10 tokens
Есть у меня хороший товарищ. В Звездном городке живет еще с 80-ых. Уже на пенсии, но был причастен к Великому. Кстати, в одном подъезде с очень именитым космонавтом. В начале 90-ых, даже как-то втроем водочку попивали на кухне товарища. (Фамилию на всяк случай писать не буду, мало ли) Общались по…
pivopotam, пивопотам

Ниточка 2.

Оригинал взят у mikul_a в Ниточка 2.
Стою на рынке, в очереди. Покупаю сахар. Конец июля. Не был на рынке дней десять. Я обычно закупаю продукты на десять дней. А город уже фактически в блокаде. Многие уже выехали в разные места из города. И сильно начал ощущаться дефицит продуктов. Естественно цены хорошо подрасли. Закупил круп разных, по паре килограмм. Покупаю десять килограмм сахара. Он подрос в цене больше всего (Петя презик сахарный король). А в этом месте на развес, а не фасованный и на руб дешевле. Расплачиваюсь с продавщицей. Симпатичной, как по мне, но пожилой теткой. Она дает мне сдачу и так особенно улыбаясь говорит мне - остаешься? Я ей говорю - Да! Она мне в ответ - МОЛОДЕЦ, Я ТОЖЕ  ОСТАЮСЬ!

 И вот какое дело случилось потом. Когда укры обстреливали то место, где раньше был хлебозавод, раньше был! Три дня обстреливали, то подожгли центральный рынок. Ту его часть, где торговали одеждой. Очень горючий материал. А торговые модули старые хозяева натыкали буквально впритык, еле можно пройти. Загорелся один, другой, потом огонь пошел сплошняком. Модули железные. Но в пожаре их покрутило, поплавило все. Весь вещевой участок. Но огонь дошел до той точки, где торговала эта тетка - продавщица и остановился. ЕЕ торговая точка стала первой, где огонь остановился. Дальше огонь не пошел и она осталось целой.

Вне зависимомсти от нас, благодаря стечению обстоятельств поизошежших с нами, город разделился на ТЕХ, КТО ОСТАЛСЯ и на ТЕХ, КТО УЕХАЛ. Это не разделение на храбрых и трусов , не разделение беглецов и патриотов. Многие уезжали, спасая своих детей и немощных родителей. Уезжали те, дома и квартиры которых, превратили укры в развалины. И многие те, которые не могли уехать, потому что некуда было уезжать, и нет никакой возможности, и жалко бросать нажитое за трудную жизнь. Просто так сложились обстоятельства.

Мы с дочерью столкнулись с таким интересным явлением. Когда мы, с риском, выбирались в те места, где можно было поймать сигнал мобильной связи и позвонить друзьям, те много не понимали вообще. И сейчас, когда я звоню друзьям, за пределы Луганска, сталкиваюсь с тем же. Они все, что мы им говорим, рассказываем, воспринимают с точки зрения нормальной жизни. Они не понимают как у нас, как мы живем, что у нас происходит. Точно так же большинство пользователей интернета воспринимают нашу жизнь по прочитанным страницам. Реальная наша жизнь очень другая до сих пор.

Уехать из Луганска можно было всегда, за исключением малого промежутка времени, когда укры заняли Новосветловку и там шли ожесточенные бои. Те, кто не имел средств, могли обратится к ополчению и их вывозили бесплатно. Россия тогда принимала всех, всех спасала. Но почему то не ехали. Мы как герои фильма " Полет над гнездом кукушки", которые на удивление главного героя Рендла Макмерфи, которые добровольно заключили себя в дурдом и могли из этого дурдома уехать в любое время. Но не уезжали. Только мы, которые остались, не были кукушкиными детьми. У нас был родитель. Имя этому родителю было - Луганск. Не очень большой, слегка грязноватый, но очень любимый.

Пришел к другу в гости. А когди исчезла связь, узнать как живут друзья и близкие можно лишь придя к ним в гости. Стоит чайник на газовой плите. Собрались испить чайку. И вот на наших глазах газовая горелка начала тухнуть и через время потухла совсем. Посмотрели друг на друга и слекгка улыбнулись. Мы после некоторого времени такой жизни, ко всем явлениям оной, начали относится с некоторым сарказмом.  И наверное одновременно сказали друг другу - Некто, очень коварный и могущественный испытывает нас. Вот свет им выключил - живут. Воду выключил - живут, связь им выключил - живут собаки. А выключу ка им еще и газ и посмотрю, как они будут жить! Мы пошли развели костер во дворе, закипятили воду и попили таки чайку. А некоторые жители многоэтажек у которых было только электричество, электропечки, электрообогрев, действительно готовили себе еду прямо у своих домов на костре. Газ потом подали. Было повреждение газопровода во время боев у Хрящеватого. Его устранили.

Действительно мы пережили серьезный, как по мне, эксперимент. Наверное это еще никто не осознал. Впору проводить исследование про нашу жизнь. Жизнь без основных благ современной цивилизации в большом городе. Поведение городских жителей. Сразу скажу. Если бы я узнал что мне предстоит пережить такое еще, я бы  согласился. Интересная и особенная была жизнь. Внезапно мы остались в информационном вакууме. Вообще. Не было возможности общаться с родными и друзьями даже по телефону. Вначала это вызвало шок. Потом мы постепенно начали приспосабливаться к такой жизни. Стали ходить друг к другу в гости. И самое главное! Мы за много - много лет прошлой жизни посмотрели друг на друга. Ведь раньше, в суете той жизни, мы часто и густо не знали соседей по лестничной площадке. А сейчас, в силу сложившихся обстоятельств, мы стали общаться. Наша жизнь вынудила нас к этому.  Я в этот промежуток времени перезнакомился с очень многими интересными людьми , завел себе новых друзей. Мы могли заговорить в городе друг с другом, совершенно не зная друг друга. Помочь всем чем можешь. Просто выслушать человека. Ведь многие испытывали в это время дефицит общения. Иногда даже предложить чуть чуть денег незнакомому человеку, если была такая возможность.

Мозги наши очистились от того информационного мусора, которым нас пичкали каждый день СМИ.  Мы стали на окружающий мир и на нашу войну смотреть другими глазами. У нас не было газет, не было телевизора и интернета. Мы эту войну ощущали слухом, страхом, видели все собственными глазами. И делали свои собственные выоды. На основании своих ощущений, а не навязанных извне.

Люди стали, как в старые советские времена,  собираться у домов. Рассказывали друг другу новости, услышанные от ополченцев. Множить слухи, услышанные по случаю. Рассказывать, где и что обстреляли укры. Где большие разрушения. Как наши воюют. Где обстрел больше, кто стреляет - наши или они. Где и в каких местах обстреляли город. Где можно найти дешевые сигареты, а с сигаретами был большой напряг и цены на них подскочили больше всего и был момент, что они исчезли совсем. Меня выручил табак, который я выращивал на огороде. Я этим табаком угощал своих новых знакомых. Женщины по вечерам пели. Часто и густо раздавался стук домино - мужики забивали козла. Мы стали жтить одной большой семьей -  ТЕ, КТО ОСТАЛСЯ.

Благодаря такому стечению обстоятельств вдруг выяснилось - сколько ненужных, лишних вещей окружает нас. Сколько ненужного человек делает в своей сжизни. Как человек сам себя загоняет в рабсто вещей, в рабство обстоятельств, и самое главное - СКОЛЬКО МАЛО ТРЕБУЕТСЯ ЧЕЛОВЕКУ, ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, ЧТО БЫ ПРОСТО ЖИТЬ. ПРОСТО ЖИТЬ!

И еще вдруг выяснились еще интересные вещи. Уезжали не только ведь в Россию. Уезжали и в Украину. Вокруг города шла война и на автомобилях выехать была нельзя. Уезжали поездами. А укры периодически обстреливали район железнодорожного вокзала. И представьте вот идет посадка на поезд. Не очень далеко гремят взрывы. Люди спешат на поезд. И несут, ведут с собой собачек и собак. И вдруг выясняется, что так просто собак везти в пассажирском вагоне нельзя, надо оформлять соответствующим образом, покупать для них багажный билет. А уже страшно, хочется быстрей уехать. И эти люди с легкостью стали бросать своих питомцев, просто так, на вокзале. И представьте картину. Вокруг вокзала бегает стая дорогих, тысячедолларовых собак, в двухсотдолларовых ошейниках и со стодолларовыми поводками. Бегают собаки, брошенные своими хозяевами. Которые считали, что им повезло по их собачей жизни, их любят, их кормят. А на самом деле собаки, для их бывших хозяев были только вещью, мерой престижа, как модная одежда, новый айфон. И когда обстоятельства сложились так, их просто выбросили, как ненужную вещь.

И другая картина. Выходит женщина, несет кастрюлю еды, очень простой. За ней следом идет стая кошек, раздается коллективное мяу, хвосты у всех трубой. Женщина эта раскладывает еду  по нескольким мисочкам, следит за тем, чтобы всем досталось. Я познакомился с директором маленького рыночка. Он мне с гордостью сообщил, что у него на рыночке живет двадцать шесть котов и кошечек. Он им покупает дешевую рыбу, кормит их и не собирается бросать. Уезжали многие. Но многие просили соседей, что бы по возможности следили за их питомцами. И люди следили, кормили своих и чужих собак. Я заметил то же интересную вещь. У собак исчезла агрессивность, у многих. Они то же были сильно напуганы войной. Они стали как  то тянуться ближе к людям. Оставленные собаки то же стали ощущать дефицит общения. И представьте такую картину. Сидят мужики и женщины, чешут языками. чуть поотдаль куча котов и кошечек, в разных позах, а за ними лежат разнокалиберные собаки и собачки, тузики и дружки, бобики и мухтары, дворняги в основном. Гармония!

И сейчас, когда уже многие обратно возвратились в город. Когда прекратились обстрелы. Когда началась более менее налаживаться мирная жизнь, я проходя по городу, могу по еле заметному поведению, по особому блеску глаз, по манерам, определить, что этот человек оставался, что он все то время провел в городе. И меня по тому же могут узнавать. Мы можем остановиться, заговорить друг с другом, проговорить много времени и расстаться с чувством, что мы раньше знали друг друга много лет.

pivopotam, пивопотам

я знаю сотню способов как вытащить медведя из берлоги но ни одного как загнать обратно

Милые заморские соседи, Сытые, вальяжные, как боги,
Не будите Русского медведя. Пусть он мирно спит в своей берлоге.
Не мешайте царствовать и править, Есть и пить, покуда сердце бьётся.
Вы себе не можете представить, Чем для вас всё это обернётся!
Вы уже не раз его пинали, Унижали, посыпали пылью,
На берёзе Русской распинали, Жгли огнём и в омуте топили.
И когда уверенность в победе Доводила вас до сладкой дрожи,
Рык утробный русского медведя Раздавался вдруг у вас в прихожей.
Что ж вам, братцы, дома не сидится? Так и тянет, прилетев на запах,
Щедрую Российскую землицу Взять и отобрать у косолапых!
Сколько лет мыслишкою лукавой Ваши переполнены газеты,
Мол, "какое мы имеем право На одну шестую часть планеты!?"
Мы сюда пришли по божьей воле, Честь свою ничем не замарали.
И не вам судить о нашей доле! Мы своё богатство не украли.
Наши нерушимые основы – Паруса, полозья да подковы,
Беринги, Хабаровы, Дежнёвы, Ермаки, Поярковы, Зайковы.
Дамы, господа, синьоры, леди, За черту ступая ненароком,
Не дразните Русского медведя: Ваше баловство вам выйдет боком.
Вы его обманете стократно, В кабаке обчистите до нитки,
Ведь у вас любая милость – платна, Ваши боги – золотые слитки.
Ваше кредо – разделяй и властвуй, Ваша правда – это правда Силы.
Вы привыкли восседать над паствой, Неугодных одарив могилой.
А вот Русский в каждом видит брата, Не приемля скаредность и лживость.
Для него всего важнее – Правда, А всего дороже – Справедливость.
Потому со дна любого пекла, Где никто другой не сможет выжить,
Русский вдруг поднимется из пепла, Из трясины и дорожной жижи.
Выветрит угар кровавой битвы, В чистом роднике омоет очи,
Пред иконою прочтёт молитвы И придёт к вам в дом однажды ночью.
Весь пропахший порохом и кровью, Поведя вокруг усталым взором,
Он замрёт у вас над изголовьем И в глаза посмотрит вам с укором.
И пока вы свет не погасили, Спросит он, былое подытожив:
-Ты зачем пришёл ко мне в Россию? Или я тебе чего-то должен?
Вы поймёте, что пришла расплата. Но платить, как оказалось, нечем.
Русский бы простил, наверно, брата. Только ж вы не брат ему, а нечисть.
И душонку, сжавшуюся в плоти, Теребя под хмурым взглядом гостя,
Вы тысячекратно проклянёте Глупую идею «Дранг нах Остен».
Жаждущие новых территорий Для бейсбола, регби или гольфа,
Почитайте парочку историй Про Наполеона и Адольфа.
Поумерьте пыл парадной меди! Отвечать за глупости - придётся!
Не будите Русского медведя. Может быть, тогда и обойдётся...

Из жизни крокодильчиков

Интернет настолько переполнен авторитетными мнениями специалистов по авиакатастрофам вообще и сбиванию «Боингов» в частности, что если я выскажу ещё одно авторитетное мнение на этот счёт, то Интернет просто лопнет. Поэтому я не буду, значительно сдвинув очки на нос, рассуждать о траекториях полётов, классификациях ракет и практических потолках штурмовиков, а просто посочувствую Соединённым Штатам Америки.

Да, Америке сейчас тяжелее, чем кому-либо. По сути, Америка сейчас – это роженица, мучительно производящая на свет ребёночка по имени Очевидность. Плод пиздец какой крупный, зубастый и трепыхается, а у роженицы таз узкий и три десятка абортов в прошлом. Ей очень плохо – она начинает понимать, с кем связалась.

Известно, что рептилии совершенно не поддаются дрессировке. Их мозг настолько мал, что, грубо говоря, вмещает только инстинкты и врождённые рефлексы, и новых навыков тупо не принимает. Поэтому все эти крокодильи шоу из Юго-Восточной Азии на самом деле демонстрация не дрессуры, а наоборот – того, как «дрессировщик» подстраивается под заложенные в питомца установки и художественно преподносит эту иллюзию взаимодействия почтеннейшей публике. Это тигра можно заставить выполнить что-то, укротив его инстинкт, а с крокодильчиком такое не получится: он гарантированно побежит к куску мяса, но только по прямой, заставить его выполнять при этом какие-то па-де-де невозможно. Тигр может видеть в дрессировщике врага, но поостережётся нападать, зная чудодейственную силу пиздюлей, а крокодил при первой же возможности не зьист, дак понадкусает.

Все последние годы американцы думали, что дрессируют свидомую Украину. Ну а как же. У них ведь есть ЦРУ, АНБ, аналитики Госдепа, хуё-моё. Величайшие манипуляторы, что ты. Что им какая-то задроченная Украина, которая и так варится в склоках и безысходности, правда?

Штаты, наверное, были очень довольны результатами своей работы. Воспитали в свидомитах ненависть к России – профит! Убедили их, что Украина позарез нужна Европе – ещё профит! Вместо законной власти учредили террариум ёбнутых клоунов – йе-а!
В действительности же американские специалисты, сами того не подозревая, подстраивались под инстинкты, природой заложенные в свидомого крокодильчика. Его никто не учил русофобии – специалисты просто пафосно продемонстрировали почтеннейшей публике врожденную склонность крокодильчика ненавидеть русских. Свидомого крокодильчика не надо было убеждать в том, что Европа ждёт его с распростёртыми объятиями – он и так всегда был уверен, что все вокруг ему всё на свете должны, и американцы лишь художественно оформили эту убежденность для почтеннейшей публики. Не было никакой необходимости и в смене власти с плохой на ещё более плохую – свидомитство по определению подразумевает перманентный бардак и еблю жаб с гадюками, что почтеннейшая публика и узрела благодаря Америке, однако фактической заслуги Америки в этом бардаке нет.

Какое ЦРУ, какое АНБ, какие аналитики Госдепа? Какие, блядь, манипулятивные технологии? Да ебись она в рот, вся эта хитромудия! Крокодильчику хоть кол на голове теши – он не сможет выполнять самых элементарных программ. У него мозг с фасолинку, с ним не работают даже самые примитивные педагогические модели вроде кнута и пряника. Там в принципе отсутствуют даже зачатки логического мышления и понимания причинно-следственных связей. Поэтому кнут он всегда будет воспринимать не как наказание за проступок, а как внезапно нанесённую, незаслуженную обиду, а пряник – как естественную, саму собой подразумевающуюся дань Мироздания за его, крокодильчика, существование. И за куском мяса он всегда будет бежать тупо по прямой, а не так хитровыебанно, как хотелось бы дрессировщику.

Collapse )

pivopotam, пивопотам

Кошка преткновения: требуйте во всех аптеках

Некоторое время назад в прессе и в сети прошла очередная кампания за освобождение политического заключённого. Но это была не совсем обычная кампания. Впервые журналисты, блогеры и другие взволнованные граждане требовали освободить не человека, а кошку по имени Цига. Эта кошка в исправительной колонии №4 (Торжок) прибилась к Сергею Мохнаткину, отбывавшему там срок за нападение на милиционера в декабре 2009-го года.

Правозащитники всегда считали Мохнаткина жертвой системы. Он, случайный прохожий, всего лишь вступился на митинге за пожилую женщину, которую тащили в автозак. При этом суд обвинил Мохнаткина в том, что он сломал нос сержанту второго оперативного полка ГУВД Москвы, а правозащитники утверждали, что это ложь, а избили как раз самого Мохнаткина.

Так или иначе, но двадцать третьего апреля своим указом президент России Мохнаткина помиловал. И всё бы ничего, да вот руководство колонии не разрешило Мохнаткину забрать с собой на волю любимую кошку. Такого вопиющего безобразия гражданское общество вынести не могло. Сеть заполонили фотографии кошек на фоне плакатов «Требуем свободу кошке Мохнаткина!». Руки, в общем, прочь. Не допустим, и всё такое. Негодовали даже те, кто всегда за повседневной вознёй с протестами наблюдал с изрядным скепсисом: мол, политика политикой, акции акциями, но котики — это святое, тут не замай!



Collapse )
pivopotam, пивопотам

Я буду голодать до тех пор, покуда ты не вернешься. День. Неделю. Год буду голодать!

  Ровно в шестнадцать часов сорок минут Васисуалий Шеин объявил голодовку.

  Он лежал на клеенчатом диване, отвернувшись от всего мира, лицом к выпуклой диванной спинке. Лежал он в подтяжках и зеленых носках, которые в Астрахане называют также карпетками.

  Поголодав минут двадцать в таком положении, Шеин застонал, перевернулся на другой бок и посмотрел на жену. При этом зеленые карпетки описали в воздухе небольшую дугу. Жена бросала в крашеный дорожный мешок свое добро: фигурные флаконы, резиновый валик для массажа, два платья с хвостами и одно старое без хвоста, фетровый кивер со стеклянным полумесяцем, медные патроны с губной помадой и трикотажные рейтузы.

  -- Варвара! - сказал Шеин в нос. Жена молчала, громко дыша.

  -- Варвара! - повторил он. -- Неужели ты в самом деле уходишь от меня к Птибурдукову, тьфу, к Столярову?

  -- Да, -- ответила жена. -- Я ухожу. Так надо.

  -- Но почему же, почему? -- сказал Шеин с коровьей страстностью.

  Его и без того крупные ноздри горестно раздулись.

Collapse )